Райнер Кемпе: «Экономика хайроллерских турниров более здоровая»

Интервью
133 
0
5.0
Райнер Кемпе
<p>О немецком хайроллере Райнере «RadischenRainer» Кемпе, на счету которого $21,500,000 призовых в живых турнирах, мы мало слышали с начала пандемии, когда почти во всём мире приостановились живые турниры по покеру. Однако на прошлой неделе он объявился на <a href="https://www.pekarstas.com/blog/daniel-oxota-dvoress-chiplider-finalki-wpt-online-na-partypoker-chempion-poluchit-526000-efir-v-2130-msk/">финалке мейн-ивента WPT Online за $3,200</a>. Как оказалось, прошлой весной Кемпе вынуждено перешёл в онлайн-МТТ, прекрасно там себя чувствует и не особо спешит возвращаться на живые серии, которые только-только начинают возобновляться после паузы длиной в полтора года.</p> <p>В своём недавнем интервью Райнер поделился ценной информацией об атмосфере хайроллерских и суперхайроллерских событий, которая неизвестна широкой публике. Также он высказал мнение о текущем состоянии покерной экономики, рассказал о секрете успеха немецких игроков и поведал о своих ближайших планах после снятия ковидных ограничений.</p> <div class="break-line" style="color: #6CAD84"> <div></div> </div> <h2 id="item_1" class="anchor_link" style="text-align: center;">Райнер Кемпе о своей покерной карьере и вхождении в клуб хайроллеров</h2> <div class="break-line" style="color: #6CAD84"> <div></div> </div> <p><strong>У тебя больше 41 ITM на сумму от $100,000, а всего в живых турнирах ты выиграл больше $21,000,000. Это третий результат среди всех немецких игроков. Оглядываясь на твою карьеру, какие моменты были для тебя самыми счастливыми? Чем ты больше всего гордишься?</strong></p> <p>В живом покере это был период 2015–16 годов, когда у меня были отличные доезды в мейн-ивентах и я перешёл в хайроллерские турниры. Я наконец-то мог играть любой турнир, который мне хотелось. Это было уникальной ситуацией: прежде, изучая расписание серий, я отмечал там диапазон турниров, которые я могу себе позволить, а теперь я внезапно мог играть едва ли не каждый турнир в мире. Я строил планы вокруг этого и путешествовал по всем сериям, которые мне нравились. В течение двух лет я по-настоящему наслаждался этим образом жизни и свободой, которую он даёт.</p> <p><strong>Как ты сказал, 2015 и 2016 года были огромным шагом вперёд в твоей карьере. Заметил ли ты момент ключевого перелома в своей игре? Некоторые игроки чувствуют в такой момент примерно следующее: «Окей, теперь я всё понял».</strong></p> <p>До живых МТТ-турниров у меня был опыт нишевой дисциплины Sit-n-Go. Вы вбиваете каждое решение в солвер, получаете верный результат, и каждое ваше дальнейшее решение становится немного ближе к идеальному. Такой подход был не очень гибким, и когда я перешёл в живые турниры, я почувствовал, что там реализация теории на практике даётся сложнее, но при этом у тебя остаётся возможность успешно применять грамотно разработанную стратегию.</p> <p>Я понял, что живые МТТ — очень гибкая дисциплина. В онлайновых SnG все игроки были примерно одного уровня: за столом всегда было 4 очень сильных регуляра и 1–2 чуть менее сильных. Я никогда не чувствовал себя лучше остальных, потому что почти каждый из нас принимал одни и те же решения и играл в похожем стиле. Ощущение превосходства пришло ко мне чуть позже, наверное, где-то в 2015 году, когда я сильнее адаптировал и изменил свою игру.</p> <p><strong>Поговорим о твоей победе в Super High Roller Bowl в 2016 году. Это был один из самых крупных суперхайроллерских турниров того времени, с широким освещением в медиа и по телевидению. На тебя давило повышенное внимание прессы? В хедс-апе ты встретился с Федором Хольцем, твоим хорошим другом, и ты говорил, что у тебя не было планов играть этот турнир, но тебя убедил именно Хольц.</strong></p> <p>Освещение турнира в медиа действительно было очень обширным, он транслировался вживую от и до. Это были долгие четыре дня, каждоё твоё действие рассматривалось под микроскопом. Это был один из первых моих суперхайроллеров и мой первый турнир за $300,000. Все топовые на тот момент покеристы были там. Но я не осознавал прикованное к нам внимание, потому что дело было в начале лета. Мы были в Вегасе, где ежедневно шли покерные турниры перед стартом WSOP, поэтому тот суперхайроллер воспринимался просто как часть общего потока.</p> <p>Играть хедс-ап против Федора было потрясающе. К тому моменту мы с ним уже давно выступали на турнирной арене, и он подтолкнул меня сыграть в этом суперхайроллере, думая, что будет забавно, если мы встретимся в хедс-апе. Так и произошло, и это был один из моих любимых моментов в покере.</p> <p style="text-align: center;"><img align="" alt="Райнер Кемпе" filer_id="82598" height="" original_image="false" src="/media/filer_public/e4/ef/e4efd98f-5f14-45bb-a27d-7d0bbdeb5a52/fc066706ee.jpg" thumb_option="" title="" width=""></p> <p><strong>Мэтт Берки сказал, что вхождение в обойму игроков, постоянно играющих суперхайроллеры, похоже на вступление в тайный или частный клуб, место в котором нужно заслужить. Ты согласен с этим ощущением?</strong></p> <p>Ощущения от игры в суперхайроллере совершенно иные, чем в любом другом турнире. Там нет поздней регистрации, зато есть дресс-код, по крайней мере, он был в моём первом суперхайроллере. Ты видишь камеры, расставленные повсюду. Вся хайроллерская тусовка в сборе, и перед началом турнира люди ведут между собой непринуждённую беседу. Все жмут друг другу руки, в том числе своим соперникам за столом. В других турнирах такого не встретишь, так что, да, в некотором смысле, суперхайроллерские турниры — это нечто особенное.</p> <p>Другой момент — это давление, которое испытываешь в таких турнирах на телевизионных столах, когда каждый потом может узнать твои карты. Ты знаешь, что люди смотрят записи трансляций, и сообщество осудит за неправильные решения, но при этом похвалит за хорошие. С учётом суммы разыгрываемых денег, это может быть непросто. Не все привыкли играть на миллионы долларов, когда зрители видят, какие руки вы разыгрываете, а какие выкидываете. Это влияет на то, как вас воспринимают в покерном сообществе.</p> <div class="break-line" style="color: #6CAD84"> <div></div> </div> <h2 id="item_2" class="anchor_link" style="text-align: center;">Турнирный бум в онлайн-МТТ — вред или благо для покера?</h2> <div class="break-line" style="color: #6CAD84"> <div></div> </div> <p><strong>Как бум суперхайроллерских турниров повлиял на покерную индустрию в последние пять лет? Что изменилось? Десять лет назад никто не предполагал, что такие турниры будут иметь успех.</strong></p> <p>Думаю, экономика хайроллерских и суперхайроллерских турниров выглядит более здоровой, чем в обычных МТТ — просто потому, что «доноры» представляют здесь иной тип гэмблеров. Никто не будет участвовать в турнире с бай-ином $50,000 на последние деньги, но многие рядовые покеристы запросто могут потратить последние $500 для участия в турнире с бай-ином $500.</p> <p>Очевидно, эта индустрия сильно зависит от рекреационных игроков — если они уйдут, хайроллерские турниры прекратятся. К счастью, эти игры очень увлекательны, и многие любители не расстраиваются из-за проигрыша денег. В процентном отношении на более низких лимитах таких игроков меньше.</p> <p><strong>Как ты считаешь, хайроллерские турниры — это хорошая реклама для привлечения новых людей в нашу игру?</strong></p> <p>Думаю, да. Лично мне нравится наблюдать за тем, как лучшие игроки мира соревнуются между собой на большие деньги. Но всё же следить за междусобойчиком топовых игроков не настолько интересно, потому что у них очень похожие игровые стили, похожий подход, они предельно сконцентрированы и мало общаются за столом.</p> <p>В топовых составах рождается не так много интересных моментов для телевизионной публики. Если вы хотите написать сценарий захватывающего турнира, в него нужно добавить немного драмы, переломных моментов, некоторую неопределённость, а в суперхайроллерских турнирах этого не так много. Люди, которые ломаются под давлением, с гораздо меньшей вероятностью дойдут до этого уровня бай-инов. Здесь участников публично судят за совершённые ошибки, и если они покажут свою слабость и уязвимость, они рискуют больше не вернуться в клуб суперхайроллеров, если можно так сказать.</p> <p><strong>Во время пандемии все онлайн покер-румы провели по-настоящему крупные онлайн-серии. Не получится ли так, что рынок будет «задушен» постоянным предложением такого большого числа крупных турниров?</strong></p> <p>Да, наверняка. Все видят разницу между игрой в начале пандемии и сейчас. Рынок иссякнет, если из экосистемы каждый раз будут выводить $300–400 тысяч рейка. Такая политика может сработать, если сформировался единый общемировой пул, но в онлайн-покере это не совсем так. Напротив, во многих странах действуют отдельные резервации. Так что да, я определённо считаю, что вывод слишком большого объёма денег из покерной экономики повлияет на рынок, но у меня нет решения. Посмотрим, как всё будет развиваться.</p> <div class="break-line" style="color: #6CAD84"> <div></div> </div> <h2 id="item_3" class="anchor_link" style="text-align: center;">О своём процессе обучения, феномене немецких хайроллеров и пандемии</h2> <div class="break-line" style="color: #6CAD84"> <div></div> </div> <p><strong>Готовишься ли ты специально к крупным сериям или ответственным турнирам?</strong></p> <p>Нет, специально не готовлюсь. Но я постоянно стараюсь стать лучше как игрок и находиться в наилучшей форме, поэтому тут речь идёт о таких вещах, как здоровый сон, борьба с переутомлением, физические упражнения и общая готовность. У меня нет никакого секрета подготовки. План может быть разным в зависимости от того, что именно помогает вам чувствовать себя хорошо и играть на все 100%.</p> <p style="text-align: center;"><img align="" alt="Райнер Кемпе" filer_id="82600" height="" original_image="false" src="/media/filer_public/f1/46/f146eb8e-ecbc-4ea2-8737-d1c286ba6d51/rainer-kempe-poker2.jpg" thumb_option="" title="" width=""></p> <p><strong>Как выглядит твой процесс обучения?</strong></p> <p>Он тоже изменился за последние годы по мере развития специальных обучающих инструментов. Я всегда окружал себя людьми, которые были так же мотивированы и сконцентрированы на игре, как я сам. Независимо от того, что я изучал — SnG, хедс-ап или работу в PIO Solver, — мне всегда очень помогало просто быть среди людей с такой же мотивацией и разными наборами навыков, которые не скрывают своих мыслей по стратегии игры, но в то же время прислушиваются к моим соображениям. Всегда здорово входить в группу продуктивных людей с правильной рабочей этикой.</p> <p><strong>Несколько лет назад был период, когда скандинавские игроки находились на вершине покерной пирамиды и доминировали над полем, но затем их место заняли немцы, которые стали крушить всех подряд. Как ты можешь объяснить это восхождение?</strong></p> <p>Думаю, здесь удачно сложились обстоятельства. В то время в Германии было много талантливых покеристов, и у нас была большая покерная школа, которая не только давала людям $50 для раскрутки, но и снабжала уроками по базовой стратегии и хорошим рейкбеком. Поэтому сложился большой пул немецких игроков, умеющих играть в любые разновидности покера. Это создало питательную среду для профессионалов, которые позже стали всемирно известными.</p> <p>Во-вторых, на рынке продажи долей появились покупатели, и многие немецкие покеристы получили возможность продавать доли в более дорогих турнирах, которые они бы не смогли играть полностью за свой счёт. Всё вместе это дало необходимый толчок немецкому покерному сообществу и внесло разнообразие. Кроме того, если бы первопроходцы вроде Фабиана Квосса, Марвина Реттенмайера или Федора Хольца не добились такого успеха, то на вершине могли бы оказаться, к примеру, представители русскоязычного сообщества и всех бы разрывали. Таким образом, немецкие таланты получили возможность проявить себя в правильной обстановке и в правильное время, и многие из них этим воспользовались.</p> <p><strong>Последние полтора года после начала пандемии коронавируса были странными для многих людей. Как ты пережил все эти локдауны, ограничения на поездки и отсутствие живых турниров? На чём ты сконцентрировался?</strong></p> <p>Да, пандемия фактически остановила проведение живых турниров, которыми я зарабатывал на жизнь последние 5–6 лет. Но для меня это было лучшее время. Я уже был готов отойти от дел в МТТ, по крайней мере, на какое-то время, потому что постоянное участие в турнирах может стать несколько утомительным. Такой образ жизни выглядит захватывающим, но на самом деле превращается в цепочку повторяющихся событий: одни и те же направления для поездок, одни и те же места — крупные казино и отели, и это не то, как хочется проводить свою жизнь. Но отойти от такой жизни тоже непросто, поэтому пандемия и последовавшие запреты на поездки помогли мне в этом.</p> <p>К тому же мне очень понравилось играть онлайн. Понимаю, что это звучит неэтично, ведь от пандемии пострадало столько людей, но для меня переход из живого покера в онлайн прошёл довольно гладко и просто. Мне понравилось жить в этот период дома в Великобритании, и мне понравилось провести первое лето за последние десять лет не в Лас-Вегасе. Прошло полтора года, и я начинаю скучать по Мировой серии покера в Вегасе. Но за последний год я сыграл онлайн больше раздач, чем за предыдущие пять лет, и мне понравилась смена темпа жизни.</p> <p><strong>Ты входишь в группу покеристов под названием No Limit Gaming вместе с многими другими немецкими профессионалами вроде Штефена Шильхабеля, Стеффена Зонтхаймера, Федора Хольца, Манига Лёзера и других. О чём этот проект и чего вы пытаетесь добиться?</strong></p> <p>Сложность проекта No Limit Gaming заключается в том, что он находится на стыке гейминга и покера: с одной стороны, некоторая часть нашей геймерской аудитории младше 18, а с другой стороны, мы не хотим склонять их к азартным играм. Но такие люди, как Стеффен и Федор, тоже считают, что работа, проделанная в покере, идёт на пользу и геймингу, позволяя строить хорошие команды и становиться более эффективными. Это помогает повысить профессионализм. Наша команда по Counterstrike в этом сезоне выступает очень удачно, и скоро у нас появится команда по League of Legends.</p> <p><strong>Сейчас живые покер-клубы и казино возобновляют работу по всему миру, куда именно ты поедешь в первую очередь?</strong></p> <p>Я точно не поеду ни на один турнир этим летом. Европа — отличное место для того, чтобы провести это время, а в прошлом я постоянно был в Вегасе. Так что я не буду возвращаться в живой покер ещё несколько месяцев, и, пожалуй, вообще не буду никуда выезжать до сентября или октября, когда в Вегасе начнётся WSOP.</p> <p><strong>И последний вопрос: в последнее время мы видели много челленджей, например, между Филом Хельмутом и Даниэлем Негреану, Федором Хольцем и Виктором Малиновским, Негреану и Дагом Полком и так далее. Кажется, что все бросают друг другу вызовы, а ты сам планируешь когда-нибудь принять в этом участие?</strong></p> <p>В челленджах определённо есть какое-то очарование. Мне понравилась предыстория челленджа между Федором и Виктором, но чтобы получить хороший экшен, нужно быть очень агрессивным или громким в соцсетях, иначе придётся играть с тем, кто сильнее тебя в хедс-апе. Ни один из этих вариантов мне не подходит, хотя в какой-то степени меня привлекает идея сражаться в челлендже как на дуэли. Это здорово, но у меня пока не было чего-то подобного.</p>